Как была написана песня про «Синие замшевые туфли»? Ко дню рождения Карла Перкинса

Жизнь с самого рождения не особо баловала Карла Перкинса. Он родился в белой семье, но настолько бедной, что Карлу с детства приходилось работать на хлопковых плантациях вместе с неграми. Ни о каких синих замшевых туфлях тогда мечтать не приходилось – в школу мальчику пришлось ходить в башмаках, подошвы которых были подвязаны проволокой. Не менее экзотичной была и первая гитара Карла – отец сделал ее из сигарной коробки, швабры и проволоки.

К. Перкинс:
«Я рос на плантациях графства Лэйк, мы были там единственными белыми. Вместе с цветными мальчишками я играл в футбол старым носком, набитым песком. Когда работаешь на хлопковых полях под солнцем, музыка – единственная отдушина. Цветные пели, я присоединялся. Это был черный ритм-н-блюз, в 1956 году названный рок-н-роллом, но такая музыка существовала уже давно, и это была моя музыка. ...Кантри – это музыка, на которой я вырос, но ее тянули так медленно. Черт, мне хотелось рока!»

Уже подростком Карл создал вместе с двумя братьями любительский коллектив, где белое кантри игралось в энергичных черных ритмах. О том, насколько модную и новаторскую музыку они играют, Карл узнал лишь, когда услышал по радио Элвиса Пресли. Отныне путь Перкинса лежал в Мемфис, где располагалась компания Sun Records знаменитого Сэма Филиппса, раскручивающего Пресли.

Филиппсу талантливый юноша со своеобразной манерой игры на гитаре понравился, но продюсер не хотел создавать конкурента «блистательному Элвису» и просил Карла играть в стиле кантри. Лишь когда в конце 1955 года контракт с Пресли перекупила фирме RCA Victor, Филиппс вспомнил о Перкинсе и попросил сочинить его что-нибудь рок-н-ролльное. Тот, казалось, только этого и ждал и тот час напел по телефону песню про замшевые туфли.

Замысел будущего хита родился во время гастролей в штате offshore foundations Арканзас, где Перкинс услышал, как парень сказал своей девушке: «Эй, не наступай на мои синие замшевые туфли». Эта броская фраза стала рефреном песни «Blue Suede Shoes», где ценность замшевых туфель приобрела уж совсем глобальные масштабы.

К. Перкинс:
«Это самая легкая песня, что я написал. Встал в три утра, чтобы не забыть ее. В голове была уже идея, когда я глядел на мальчишек у края сцены, гордившихся своими городскими туфлями. Ведь надо быть по-настоящему бедным, чтобы думать про новые замшевые туфли, как у меня. Тем утром я спустился из спальни и написал слова на картофельном пакете – у нас не было причины держать дома писчую бумагу. Играть я не посмел, ведь двое моих малых спали, а как только заставишь этих шельмецов спать, тут уж их не буди! Когда я рассказал Сэму о песне, он первым делом спросил: «Это что-то типа «О, ейные золотые тапки»?

«Синие замшевые туфли»

(Эквиритмичный вольный пер. С. Курия на основе пер. С. Аксененко)

Итак…
Раз – для денег!
Два – для шоу!
Три – я готов бегать-прыгать котом!
Вот только…
Только не топчи мой шуз.
Твори, что хочешь, только
Не топчи мой синий замшевый шуз.

Можешь сбить меня с ног,
Наступить на лицо,
Опорочить мое имя –
И дело с концом.
Делай, что хошь, я со всем смирюсь,
Но не трогай мой синий замшевый шуз.
Только… Только не топчи мой шуз.
Слезь с моей ноги! Не видишь?
Это синий замшевый шуз.

Можешь сжечь мой дом,
Угнать авто,
Выпить мой ликер, что я оставил на потом,
Но, крошка…
Слышишь? Не топчи мой шуз!
Не топчи мой синий…
Не топчи мой синий замшевый шуз.

(Повтор первого куплета.)

Оуе! Мой синий-синий замшевый шуз!
Оуе! Мой синий-синий замшевый шуз!
О, крошка! Это синий-синий замшевый шуз!
О да! Это синий-синий замшевый шуз!
Делай, что угодно, только
Не топчи мой замшевый шуз.

К слову. Поклонник рок-н-ролла – профессор Хельсинкского университета Симо Парпола – впоследствии переведет текст этой песни на... шумерский язык! В таком варианте хит Перкинса назывался «Сандалии лазорево-небесной кожи».

Запись песни состоялась в декабре 1955 года, и уже в первый день нового года сингл поступил в продажу. После ротации на радио популярность «Blue Suede Shoes» резко поползла вверх. Продавцы пластинок из Чикаго даже сделали заказ на 25 тыс. экземпляров (столь крупного заказа фирма Филиппса до сих пор не знала). Мало того – успех хита про туфли поначалу затмил даже сингл Пресли «Heartbreak Hotel»!

Но Карл Перкинс так и не успел пожать лавры успеха. Весной 1956 года с самыми радужными настроениями группа Перкинса ехала на ТВ-шоу в Нью-Йорк. Но 22 марта его автомобиль попал в жуткую катастрофу. Карл и его брат Джей надолго слегли на больничную койку. На этом злоключения не закончились.

К. Перкинс:
«Очнулся я в больнице и испугался, что Джей умер. Мы радовались как дети, увидев друг друга живыми. У меня в трех местах было сломано плечо и четыре ребра best tax haven. Я пробыл в вытяжке неделю, свинцом шею вытягивали. «Синяя замша» была тогда очень сильной песней в народе, и мы получали сотню писем на дню с пожеланиями выздоровления. Вэлда ожидала третьего ребенка, и я уговорил доктора отпустить меня домой, побыть с моей хозяйкой. И вот сидим мы как-то вечером перед телевизором, а Элвис выступает в «Джеки Глизэн Шоу». Он выходит и говорит: «Я хочу сделать кое-что из моей новой пластинки». И поет: «One for the money...» Я чуть не упал с кровати. Это были мои «Синие замшевые туфли»!

Но все равно Элвис смотрелся по сравнению со мной. Девчонки ходили на него по причинам большим, чем музыка. Элвис бил их бакенбардами, блестящей одеждой и отсутствием кольца на том самом пальце. А у меня было трое детей. И Элвиса нельзя было удержать от первенства в этой музыке».