Советский детектив «Вход в лабиринт». Почему не удалась последняя экранизация Вайнеров?

Когда в 1987 году на экраны телевизоров СССР вышел многосерийный детективный фильм «Визит к минотавру», в обиходе зрителей термин «телерейтинг» еще отсутствовал. Телевизионщики же прекрасно понимали, что пятисерийная экранизация одноименного романа братьев Вайнеров поистине стала хитом осеннего сезона.

К слову, до 1987-го Вайнеров экранизировали не единожды, но особого успеха эти ленты не добивались. Тот же «Визит к минотавру» еще в 1974 году взяли на вооружение грузинские кинематографисты – фильм назывался «Ночной визит». А известную повесть «Лекарство против страха» превратили в художественный фильм на Свердловской киностудии в 1978-м, но тоже не слишком удачно. Когда же возник неожиданный всплеск интереса к творчеству братьев-писателей, на советском телевидении было решено книжку переосмыслить, сценарий довести до ума и попробовать войти в эту реку дважды.…Очнувшись на койке вытрезвителя, капитан милиции Поздняков быстро сообразил, что вечер перестал быть томным. Смутно припоминая двух незнакомцев и недопитую бутылку пива, он сообщил начальству, что утерял доверенные ему народом символы власти – красные корочки и табельное оружие. Замаранную честь офицерского мундира поручили очистить опытному следователю уголовки Муромцеву, коему совсем не хочется карать своих, пускай и по совести.Однако Муромцеву повезло: химическая экспертиза пробки, найденной в кармане ограбленного Позднякова, установила, что милиционера отравили сильнодействующим транквилизатором. Причем таким, коего и в природе не существует. Экспериментальное «лекарство от страха» под названием метапроптизол находится на стадии разработки и официально считается «артефактом».Тем временем, удостоверение капитана всплывает в криминальной хронике. Двое «пиджаков», представившись работниками ОБХСС и предъявив фальшивый ордер на обыск, аккуратно изымают у гражданки материальных ценностей на дикую по тем временам сумму – пятьдесят тысяч рублей. Муромцев понимает, что простая маникюрша из санатория не может позволить себе норковую шубу и такой запас наличности в сберегательной кассе. Грабители прекрасно знали, где и что плохо лежит, а сама мадам оказалась любовницей мошенника, отбывающего длительный срок в местах не столь отдаленных.Таким образом, следователь вынужден искать двух бандитов, под видом представителей закона грабящих своих бывших подельников, а также разобраться – откуда у них на руках появился загадочный препарат, поиском которого безуспешно занимаются ведущие институты страны…Как и следовало ожидать, в погоне за рейтингом пострадало качество материала. Не будем забывать, что телефильм вышел на фоне полномасштабного кризиса в СССР, на изломе перестроечного процесса. В полнометражном кино полным ходом шла революция, а немощная цензура тихо попискивала со страниц изживающих себя советских журналов о киноискусстве. По экранам страны шагали «маленькие веры», «интердевочки» и «Аварии, дочери ментов». А посему политкорректную повесть пришлось срочно «переписывать» на злобу дня.И все же Вайнеры постеснялись кардинально перелопачивать сценарий. Тем не менее первая экранизация их книги (1978 год, режиссер Альберт С. Мкртчян, соавтор «Земли Санникова») выглядела куда более стерильной и прорежимной. Будучи ограничена полутора часами хронометража, она фокусировалась на центральной детективной сюжетной линии, а времени на проработку характеров попросту не осталось. Новый формат, повторявший многосерийность «Визита к минотавру», позволял разговеться и перенести на экран большую часть второстепенных деталей, способных дополнить картину и придать ей цельности. Однако вместо этого авторы примкнули к лагерю оппозиции – обличительный подтекст был срисован с реальности грубо, но точно. В кадре появились «герои своего времени»: коррумпированные милиционеры, выпускающие преступников по звонку вышестоящего руководства и знакомых; ученые-шарлатаны, готовые ради славы пойти на предательство, подлог и воровство; злые соседи-клеветники; тунеядцы, фарцовщики, спекулянты. Ну разве что обошлись без модных проституток, наркоманов и воров в законе.Формат мини-сериала сыграл с авторами злую шутку: постраничный перенос литературного оригинала уничтожил и без того отсутствующую динамику повествования. «Визит к минотавру» тоже не отличался ураганным экшном, но там ситуацию спасали великолепные актеры – Сергей Шакуров, Валентин Гафт, Михаил Пуговкин, Александр Филиппенко и Ростислав Плятт (для великого актера эта постановка стала последней в жизни). «Вход в лабиринт» в плане кастинга совсем не впечатляет. Лучший актер 1986 года по опросу журнала «Советский экран», Игорь Костолевский, на фоне Шакурова выглядит как мальчик для битья. Он предельно профессионален и аутентичен для следователя той эпохи, но почему-то уважения не вызывает. Ни методами работы, ни человеческими качествами. Костолевский откровенно скучал в этом образе и даже не делал попытки изобразить на лице нечто большее, нежели тяжелые будни уголовного розыска.Уверенной режиссерской руки в картине не чувствуется. Валерий Кремнев, для которого эта работа стала последней в карьере (он жив-здоров, просто отошел от дел), судя по всему, не знал, с какой стороны подойти к проекту. Сказалось и отсутствие профильного опыта, ведь Кремнев ранее в детективном жанре замечен не был. Все больше драмы, типа «Хозяйки детского дома» с Гундаревой или вообще «Ералаш». Была скромная криминальная лента «Очная ставка» с участием Елены Сафоновой и Караченцова, но кто ее видел во всесоюзном масштабе? Поэтому «Вход в лабиринт» вязнет в диалогах, крупных планах, паузах и пустотах. Куда больше саспенса наводит музыкальная тема композитора Эдуарда Артемьева, которого как раз позаимствовали из «Визита к минотавру». Мрачным аккордам на заглавных титрах так и вовсе может позавидовать любой фильм ужасов.Подобно своему предшественнику, повествование «Входа в лабиринт» (кстати, о скрытом смысле названия остается только догадываться) также разбито на две временные эпохи. Только, в отличие от весьма интересной и познавательной истории восхождения скрипичного мастера Антонио Страдивари, тягомотное жизнеописание скитаний и мытарств средневекового лекаря Парацельса окончательно убивает всяческий интерес к происходящему на экране. Эстонский актер Микк Микивер, хоть и внешне слабо схож с прототипом, сыграл достойно. Тем не менее долгие, занимающие до половины каждой из пяти серий, исторические вставки, утомляют и сводят на нет любые попытки создателей хоть как-то оживить действие. Как обычно, самой напряженной получилась финальная часть, но до нее еще нужно дотерпеть.Закончились восьмидесятые, а вместе с ними закончилось и последнее десятилетие существования Советского Союза. В новом, теперь уже российском кинематографе, началась своя перестройка, и многие ранее востребованные кинодеятели, режиссеры, сценаристы и актеры очутились на обочине. Вайнеров тоже подзабыли – «Вход в лабиринт» стал последней экранизацией их совместного труда. Пути-дороги братьев-литераторов разошлись. Аркадий остался в Москве, а его брат Георгий переехал в Нью-Йорк. Оба до наших дней не дожили: Аркадий Вайнер скончался в 2005 году и похоронен в Москве, а его младший брат умер в 2009-м и покоится на кладбище Маунт-Мориа в Фэйрвью (Нью-Джерси).